Зарубки памяти

Категория: Информация о предприятии
Обновлено: 04.04.2013 17:57
Опубликовано: 04.07.2011 17:45
Автор: Super User
Просмотров: 1410

На днях исполнилось 25 лет с момента создания в Тарусе Специального конструкторского бюро космического приборостроения Института космических исследований Российской Академии наук. Сегодня СКБ КП ИКИ РАН – ведущее градообразующее предприятие, успешно работающее на тарусской земле. О том, как всё начиналось, моментах строительства и организации нового производства, ставших сегодня историей, рассказывает В.В. ЩЕРБАКОВ, кандидат технических наук, один из первых руководителей предприятия.

 

В Тарусу попал благодаря настойчивому совету жены. Работал в ОКБ ИКИ г. Фрунзе, создавал космическую технику, было очень интересно, хотя и чрезвычайно сложно.

 В очередной приезд во Фрунзе директор ИКИ академик Р.З. Сагдеев предложил ехать в Тарусу и строить, создавать новое предприятие. Посоветовался с женой, в ответ мне было сказано: «Мы с тобой здесь проживем, а детям нашим тут не жить – надо ехать в Россию». Она преподавала в мединституте, а там трудовой коллектив был совсем не тот, что в нашем ОКБ. Киргизский писатель Чингиз Айтматов как раз в то время стал поднимать национальный вопрос.

И вот в очередную командировку в Москву, в ИКИ вдвоем с моим коллегой В. Ефремкиным (довольно спонтанно) решили съездить в Тарусу. До Серпухова – электричкой, а дальше – стоп, последний автобус в Тарусу уже ушел. Поехали в Протвино, с трудом, через милицию устроились на ночь в гостиницу. Утром прибыли в Тарусу – река, солнце, воздух чистейший. В общем – благодать. Походили по городу, я даже нашел на проспекте Пушкина окаменевший коралл с кристаллами кварца – еще один плюс за Тарусу.

По возвращении домой и было принято окончательное решение о переезде.

* * *

ИКИ попало в Тарусу тоже не просто. Фрунзенское ОКБ ИКИ – нужное для страны предприятие с высококвалифицированными кадрами, но довольно далеко от ИКИ: сложно решать оперативные вопросы и накладно. Директор ИКИ академик Р.З. Сагдеев согласовал с Президентом АН СССР А.П. Александровым вопрос о возможности создания производственной базы поближе, в Подмосковье.

В 1978 году Р.З. Сагдеев прибыл в Калугу на прием к первому секретарю обкома КПСС А.А. Кондренкову с письмом – просьбой о необходимости строительства опытного производства для ИКИ в районе п. Жуково. Но, А.А. Кондренков на письме наложил резолюцию: «Я за Тарусу!» С этим решением заместитель директора ИКИ К.П. Метелкин едет в райком города Тарусы и при встрече, обменявшись рукопожатиями, произносит ставшую «исторической» фразу:

- Я Метелкин – заместитель Сагдеева.

- А я – Веников, первый секретарь райкома.

Таким образом, контакт тут же был установлен.

Вскоре вышло постановление Президиума АН СССР № 831 от 30.06.78 года о строительстве опытного производства ИКИ в г. Тарусе. Объект был включен в «сотку», то есть в перечень особо важных для страны создаваемых 100 предприятий. Это позволяло финансировать его через Госбанк и вести работы без утвержденного проекта. Так и работали по эскизам-«почеркушкам», а уже потом был проект здания и всего объекта. Генеральным проектировщиком стало ГИПРОНИИ города Москвы, у которого в подряде работало несколько проектных организаций, в том числе и ГИПРОГОР для разработки генплана города Тарусы. Приятно было слышать от руководства и специалистов ГИПРОНИИ, что с моим подключением в процесс создания предприятия у них появилась полная ясность по его структуре и технологическому оснащению. Это был ноябрь 1979 года.

Генеральный подрядчик по строительству – Центракадемстрой АН СССР. Ход строительства контролировался оборонным отделом Калужского обкома партии и центральными органами. Ежемесячно в Калугу отвозил справку о ходе работ, о недостатках просили не писать. Их наставление: «Ты приезжай – поговорим, но не пиши». Сроили не только производственные здания, но и объекты инженерного обеспечения, жилье. Темпы строительства нарастали. Так, уже в 1978 году было освоено 386 тысяч рублей, в 1979 – 933, в 1980 – 2355, в 1981 – 22984, в 1982 – 5034. Общий объем затрат по созданию предприятия и сопутствующих ему объектов был оценен в 120 миллионов рублей. Это колоссальная по тем временам сумма.

Дирекции строящегося предприятия по понятным причинам образовано не было и ее функции выполняла дирекция ИКИ. Коллектив для Тарусы формировался также в штате ИКИ – вначале это был отдел 32, затем отдел 40, и потом Тарусское подразделение ИКИ Руководителями коллектива были последовательно: В.С. Андреев, Р.К. Снарский, автор этих строк, Н.П. Николаев и, наконец, М.Б. Добриян.

Численность СКБ превысила 500 человек, а затем и 600. Пятисотому сотруднику была вручена памятная медаль.

* * *

Основной производственный корпус предприятия – сборочно-монтажный (СМК) был заказан в Югославии на фирме «Словениялес». И получили

соответствующее окончанию качество… Фирма поставляла металлоконструкции корпуса и оборудование инженерного обеспечения. Поставки автотранспортом уже шли, а мы еще не имели проекта. В итоге получили отдельные части проекта, а общей ведомости всего состава проекта так и не было. Естественно, о каком устранении наших замечаний к разделам проекта могла идти речь, когда «железо» уже в Тарусе! Самое существенное то, что стены корпуса представляют собой пакет: снаружи и изнутри стены – железо, а между ними утеплитель. Этот утеплитель весь просел, две трети стены по высоте оказались без утеплителя. Стена – это две железки. Такой корпус прогреть невозможно! Вот так он и стоит, словно памятник. А площадь его немалая – 10 тысяч квадратных метров!

Конструкции и оборудование СМК шли автотранспортом почти непрерывным потоком. Но некоторые водители блуждали по нашей необъятной стране, и хорошо хоть, вместо Тарусы попадали в космическую Калугу с вопросом: «Где тут у вас Космический центр? Нам бы разгрузиться».

Помню, закладка СМК прошла грандиозно. Очень представительная делегация из Югославии, вице-президент АН СССР В.А. Котельников, областное и районное руководство, а также руководство ИКИ, проектировщики, строители. В Тарусе занятия в школах были отменены, и дети и представители городских организаций прибыли на промзону. Такого скопления народа Таруса не видела со времен кончины К.Г. Паустовского!.. День был теплый, солнечный – май 1981 года. Народ в ярких, праздничных нарядах. Речи, поздравления и закладка капсулы в фундамент первой колонны СМК со следующим текстом: «Этот контейнер закладывается первым камнем в фундамент сборочно-монтажного корпуса опытного производства Института космических исследований Академии наук СССР, сооружаемого с помощью братской Социалистической Федеративной Республики Югославии в древнем русском городе Тарусе.

На снимках: президент АН СССР А.А. Александров, директор ИКИ академик Р.З. Сагдеев и ответственный работник Калужского обкома КПСС Г.И. Уланов во время посещения Тарусы. Июнь 1982 г.; тарусянки встречают хлебом-солью югославов. Май 1981 г.

Цементирующая сила первого камня символизирует крепкие узы дружбы между нашими странами и народами». Югославы преподнесли нам подарок – литой герб города на подставке красного дерева. Но этот подарок, к сожалению, В.А. Котельников увез с собой.

* * *

Изначально в документах о строительстве предприятия ИКИ в Тарусе фигурировало просто опытное производство. Пришлось приложить немало усилий и постоянно «толкать» этот вопрос, чтобы убедить и доказать, что опытное производство без конструкторского бюро (КБ) не имеет смысла – его просто нечем будет загрузить.

Противники КБ были даже в дирекции ИКИ, не говоря уже о Госплане. Ведь изменение статуса предприятия влекло за собой увеличение стоимости строительства, изменение подхода к кадрам, соответствующее строительство жилого фонда и вообще – требовало изменить всю градостроительную политику в Тарусе. В итоге родилось Специальное конструкторское бюро космического приборостроения ИКИ АН СССР.

* * *

Зачатки КБ создавались уже в 1980 году, когда еще не было ни одного корпуса предприятия. В двух вагончиках, какие используют строители под бытовки, разместилась группа разработчиков-электронщиков во главе с В.Г. Поповым.

Первое совещание по тематике КБ на промзоне директор ИКИ Р.З. Сагдеев провел в июле 1981 года рядом с вагончиками в березовой роще. Обсуждался вариант работы над контроллерами к ПК и СВИТом. На совещании было человек 15 из ИКИ, ОКБ ИКИ и Тарусы.

Сагдеев зашел в вагончик, провел пальцем по компьютеру, посмотрел на собранную пыль и нараспев, многозначительно произнёс: «Да-а-а». Вагончик стоял всего в двух метрах от дороги, по которой постоянно мчались грузовики, обеспечивая стройку и поднимая огромные тучи пыли. Пыль – в сухую погоду, а в дождь – грязь непролазная. Основные дороги для транспорта на промзоне выложены бетонными плитами, какие используются для взлетно-посадочных полос аэродромов. А рядом сплошная глина, месиво.

Наш вагончик-библиотека стоял несколько поодаль от их основной массы. Библиотекарь Н. Загайнова однажды, шлепая в сапогах по лужам, не рассчитала, где край бетонной плиты, и ухнула в грязь по пояс. Кое-как отмылась. Вода-то была в дефиците, ее привозили в бочке.

* * *

Дирекция ИКИ решила показать коллегам-итальянцам строящееся предприятие в Тарусе, т.к. намечались совместные работы. Прибыл целый автобус гостей. Хорошо, что на промзоне уже работал буфет, а значит, было, где подкрепиться. Но, естественно, после дороги, осмотра строящихся корпусов перед обедом надо вымыть руки. А у нас перед буфетом, под березой прибит наш обычный, древний рукомойник. Из емкости торчит шток, на который нужно надавить руками снизу вверх – и вода потечет.

Итальянцев это «чудо техники» очень заинтересовало. Разглядывали, все прощупали и фотографировались в процессе мытья рук. Еще они удивились и восхитились, увидев наши бесконечные леса, от Тарусы до Калуги во время поездки в Музей истории космонавтики. Была проведена работа по созданию совместной с Республикой Куба лаборатории, состоялась поездка к ним, но Горбачев все поломал.

* * *

Радостным событием для коллектива, а особенно для строителей, был запуск в работу первого токарного станка. Ведь до этого с каждой железкой приходилось ездить в город Пущино, за 50 километров. Любая поломка, любой болт – и все это в «чистом поле» непоправимо. А теперь здесь, на месте, и сразу.

Большим событием для нас и для города был ввод в эксплуатацию в конце 1980 года первых двух жилых домов по улице Ворошилова - № 3 и № 7. До этого приглашенным специалистам приходилось жить на съеме в частных домах Тарусы и в пятиэтажном доме базы отдыха «Таруса» за шесть километров от промзоны. Особенно устали ждать своего жилья семьи специалистов.

Попутно замечу: если к уже работающему у нас специалисту-мужчине жена в первый раз приезжает зимой или жарким летом, то все в порядке. Ей Таруса нравится, и она готова к переезду. Но если, не дай Бог, она приедет весной или осенью, то непролазная грязь берет свое и супруги уезжают вдвоём.

Постоянно сдача жилья откладывалась, и пришлось всем тарусским «икишникам» заниматься этой стройкой вплотную. Работали разнорабочими, занимались комплектацией сантехники и электрики. Заселили: один дом «космонавтами», как нас называли местные жители, другой – строителями. Но весной снова горячка – грунтовые воды затопили подвалы. Установили насосы, сделали график дежурств. Соседи-тарусяне подняли шум, что воду качаем под их дома. Старушки-старожилы и так постоянно жаловались: «Вас так много понаехало, что мы не успеваем разглядеть и обсудить каждого». Тоже проблема.

* * *

Поскольку вела стройку дирекция ИКИ, Р.З. Сагдееву приходилось вникать в различные, казалось бы, мелкие вопросы по строительству в Тарусе. Так, в начале строительства СМК очень важно было как можно скорее, до осенних дождей, закончить закладку «быков» - фундаментов под колонны корпуса. Бетон приходилось возить с базы Центракадемстроя в городе Пущино, за 50 километров с гаком. Для ускорения работ и заинтересованности водителей Сагдеев распорядился каждому из них, привезшему бетон, тут же выдавать премиальные три рубля (как раз на бутылку). Немного помогло.

Было время, когда первые жилые дома не были подключены к канализации и работали на выгребную яму, которую следовало постоянно очищать. Мы попросили Р.З. Сагдеева подписать приказ о совмещении работы водителя с работой ассенизатора. Сагдеев возмутился: «Академик должен заниматься дерьмом?!» Но подписал и этот приказ и в рамке повесил у себя в кабинете. Вот, дескать, чем занимаюсь.

* * *

Вспоминаю, возникла острая необходимость иметь в нашем ОКСе собственного геодезиста. Нам рекомендовали очень грамотного специалиста, и он был принят в штат. Однако наших надежд он не оправдал. Настала очередь «привязки» очередного жилого дома по улице Королева, что геодезист и сделал. Когда уже стали монтировать панели стен дома, обнаружили, что фундамент сделан значительно ниже необходимой «нулевой» отметки. Так и стоит этот дом, вдавленный в землю. Наше терпение кончилось, когда этот горе-специалист совершил свой очередной выдающийся поступок. Стоял на улице и курил, а окурок по привычке бросил в ведро с жидкостью. Но ведро то стояло под автомобилем, и был в нем бензин, а не вода. Бензин в ведре вспыхнул, а вместе с ним и машина. Естественно, всё сгорело…

* * *

В Тарусе шло строительство, а в это время на орбите Земли, на спутнике «Метеор-Природа-3» работал «Фрагмент-2». Многие специалисты, создававшие его, уже работали в Тарусе. Руководство ИКИ приняло решение провести в Тарусе семинар, посвященный его трёхлетней успешной работе. Семинар состоялся 17-18 июня 1983 года. Участники – представительная делегация ОКБ из Фрунзе (почти все впервые у нас), сотрудники и руководство ИКИ, специалисты фирм, не понаслышке знающие «Фрагмент-2», и создатели спутника. Доклады, разговоры, обмен мнениями были полезны всем. А тарусянам наглядный пример – к чему надо стремиться здесь, в Тарусе.

* * *

Долгожданное событие произошло в июне 1984 года – ввод в эксплуатацию пускового комплекса предприятия, это три корпуса В-1, В-2 и В-1а.

25 июня 1986 года образовано Специальное конструкторское бюро института космических исследований АН СССР, которое успешно работает и развивается. Многие сотрудники-«космонавты» с большой пользой трудятся на предприятиях города Тарусы.

Фото автора.